Ваш e-mail                   Ваш пароль
Школа №
1 2 3 4.....10......17
Выбрать
 
 
 
 

История создания музея Грина от его ветерана

17.07.2020


Старейший работник феодосийского литературно-мемориального музея Александра Грина, недавно отметившего свой 50-летний юбилей, Лариса Ковтун поделилась с «Кафой» историей его создания.

Научный сотрудник и старейший работник музея Лариса Ковтун рассказала о героях, создававших музей великого романтика русской литературы в нашем городе. В первую очередь - о первом руководителе Геннадии Золотухине и его жене, музейщице Нелли Браницкой, художнике Савве Бродском и, конечно же, стоявшей у истоков гриновского движения в Крыму вдове Грина Нине Николаевне.



- Первоначально мысль увековечить память Грина появилась у его вдовы. В 1934 году она организовала мемориальную комнату в небольшом домике в Старом Крыму, где в 1932 году писатель провел свой последний месяц жизни. После официального обращения Нины Николаевны к властным структурам в 1940 году было получено разрешение из Совнаркома на открытие музея, но без финансовой поддержки, а Наркомпрос определил дату открытия - 1942 год, к 10-летию со дня смерти писателя. Но война, заключение Нины Грин в лагерях НКВД (1945 – 1955) не дали вовремя осуществить задуманное. Только после освобождения она вплотную занялась вопросом восстановления домика Грина. Наконец, 27 февраля 1960 года Нина Николаевна получила ордер и ключи от домика. В конце мая она оформила мемориальную комнату, 23 августа организовала торжественное открытие Дома-музея Грина. А 18 марта 1964 года дом-музей стал филиалом Феодосийского краеведческого музея, - начала свой рассказ Лариса Дмитриевна.



Далее ветеран литературно-мемориального гриновского музея поведала, что узнав о намечающемся создании музея Грина в Феодосии, Нина Николаевна всецело поддержала. Она писала: «Организацию музея Александра Степановича в Феодосии я могу только приветствовать. Со своей стороны, я окажу возможную помощь».



-В сложившейся ситуации большой удачей было то, что создание музея Грина в Феодосии было поручено Геннадию Золотухину, который, имея должность старшего инспектора по музеям и охране памятников Управления культуры Крымоблисполкома, не был чиновником в душе. Он сам давно вынашивал мечту о создании музея Грина. При этом справедливо полагал, что если всем великим классикам создан не один музей, то и Грин заслуживает, чтобы были созданы музеи или установлены мемориальные доски во всех местах, где жил или бывал писатель. И нужно отдать должное тем участникам исторических событий, которые, преодолев немыслимые препятствия, выстояли и победили. Это, прежде всего, вдова писателя Нина Грин и создатели экспозиции музея: Геннадий Золотухин, его жена и опытный музейщик Нелли Браницкая, а также художник-оформитель, заслуженный деятель искусств РСФСР Савва Бродский, - продолжает Лариса Ковтун.



Продолжая историю нелегкой борьбы за музей Грина Лариса Дмитриевна приводит слова самого Геннадия Золотухина из одного его письма, датируемого примерно апрелем 1970 года: «Яростными, воинствующими противниками музея стало руководство феодосийского горисполкома и горкома партии. С одной стороны, обком, облисполком, Управление культуры, Министерство культуры УССР были за музей Грина, но с другой стороны, − не было ни одного официального документа, на основе которого следовало бы создавать музей Грина. Фактически не было ни юридической, ни материальной базы. Горисполком это хорошо учел и сразу начал искать такие выходы, которые раз и навсегда похоронили бы идею создания в Феодосии музея Грина. В сентябре 1966 года горисполком принял решение о сносе дома, где должен был быть музей, и где Грин жил в 1924−29 годах, и где была написана знаменитая «Бегущая по волнам». Это был один из самых драматичных моментов в жизни музея Грина. Речь шла о его смерти.



Но мы совершили невероятное, в Феодосию поступило высочайшее указание - запретить снос дома Грина. А уже 10 ноября 1966 года было принято письменное решение Крымского облисполкома о создании музея Грина, как отдела Феодосийского краеведческого музея. Этот документ дал жизнь музею Грина, но он же вызвал новые приступы злобы и ненависти. Руководство горисполкома делало все возможное, чтобы сорвать, затормозить, осложнить работу по созданию музея Грина. Самой острой проблемой теперь стало отселение трех семей из дома Грина, напрямую зависящее от горисполкома. Мы все равно добились, вызвав комиссию Министерства культуры УССР, освобождения всего дома. А в конце 1968 года, добились самого трудного − возможности для Саввы Бродского заказа на оформление музея Грина.



Я на целое лето и осень 1969 года был отправлен в Феодосию и возглавил (правда, в единственном числе, без какого-либо штата) всю работу по обеспечению создания и оформления экспозиции. В силу разных обстоятельств, Бродский и его бригада уехали в конце августа из Феодосии, не завершив половины работ по монтажу экспозиции (создан был только интерьер и часть экспозиции). И мне самому пришлось (без Бродского) завершить все работы, которые были закончены только в конце марта 1970 года. Музей получился прекрасным, хотя его экспозиция может стать намного лучше, интереснее и богаче. Министр культуры УССР был в музее в августе и пришел в восторг. По всем признакам дело шло к хорошей развязке».



- А затем создателям музея Грина в Феодосии предстояло еще пройти цепь роковых обстоятельств и не один ряд бюрократических препонов, отступничества и предательства, связанные с возвращением в отношении к Грину «в верхах», в духе 50-х годов, когда он был объявлен космополитом. Но все-таки 9 июля 1970 года состоялось открытие феодосийского музея Грина как отдела краеведческого музея, в состав которого вошел также Дом-музей Грина в Старом Крыму, официально признанный 8 июля 1971 года. А 16 июня 1978 года музей получил самостоятельность и стал именоваться: «Феодосийский литературно-мемориальный музей Александра Степановича Грина», подходя к концу рассказа, повествует Лариса Ковтун.



Завершая свою историю о главном создателе музея Грина в Феодосии, Лариса Дмитриевна добавила, что создав замечательный музей и проработав в нем всего четыре года, Геннадий Золотухин все же был вынужден покинуть наш город. Впоследствии он в течение более двадцати лет был директором музея-заповедника Пушкина в Болдино, полностью восстановив эту полуразрушенную святыню «солнца русской поэзии». За свою подвижническую деятельность Геннадий Иванович был удостоен звания заслуженного работника культуры России, награжден юбилейной серебряной медалью Александра Пушкина и стал лауреатом Пушкинской премии. Незадолго до кончины (2008 год) Золотухин передал в музей Грина, с которым никогда не прерывал творческую связь, ценные материалы из своей личной коллекции.




Видео: Отсутствует

Добавить комментарий [ 0 ]

 
 
 
 
 
сайт разработан в студии WEB-KAFA    
  Rambler